Влюбленность - страшное чувство. Особенно, когда какая-нибудь очередная семнадцатилетняя девушка влюбляется в моего Тапкина. В такие периоды он начинает сильно переживать, сидеть по вечерам в моих тапках на балконе, требовать ласки и особенной заботы, много есть и почти перестает спать. Я же начинаю покупать новое белье, готовить всякие вкусности и обхаживать моего страдальца изо всех сил.
Несмотря на свой грозный вид, Тапкин - существо чувствительное и сочувствующее. Он искренне благодарен этим девушкам за их чувства, но всегда очень переживает, какие же слова подобрать для отказа. Бедный-бедный Тапкин. Он краснеет, бледнеет и теряется в словах, когда бормочет что-то примерно: "Понимаешь... спасибо... но я не свободен..." И переживаниям моего благоверного я очень сочувствую, потому как знаю, что на все это есть достойные причины: одна такая девочка кинулась резать себе вены. Ну не глупышка ли? Хорошо, что еще все хорошо закончилось.
Недавно мы снова переживали наскок поклонницы Тапкина. По объективным причинам я не смогла сопроводить его на рок-фестиваль, но не пустить его туда я просто не имела права. Так и вышло, что он отправился туда в сугубо мужской суровой компании. Он беспрестанно звонил мне первые пару дней и я была безумно довольна, что ему там все нравится, что ему весело и что он познакомился с огромным количеством новых людей, да и встретил старых товарищей.
Однако примерно на третий день голос Тапкина изменился. Он стал оговариваться, волновался при разговоре и хотел домой. Путем нехитрых женских расспросов я выяснила, что на фестиваль прибыли девушки всех возрастов (ну, это не удивительно) и конечно же, очередная семнадцатилетка вечерком у костра призналась ему в любви. "Да что же это такое!" - искрене возмутилась я и приняла единственно верное решение - бросить все дела и ехать спасать его.
К моему приезду Тапкин уже трижды пояснил Оле (так ее зовут), что он живет не один и даже пару раз в отчаянии крикнул, что он гей. Но ничто не помогало. Кстати, мой приезд тоже не слишком охладил девушку. Она продолжала приносить ему цветы, читать стихи вечером у костра и по ночам петь песни у палатки, в которой мы спали.
Тапкин стал хвататься за сердце, говорить во сне что-то вроде "оставь меня, чудовище" и просыпаться в холодном поту. Я стала серьезно опасаться за его здоровье и уговаривала уехать, но пропустить последний день фестиваля он не мог, ибо ждал приезда своих товарищей. Ну что ж... нет так нет...
Я уже трижды объясняла девочке, что у нее нет шансов, а она по-душевному рассказвала мне, что она его любит и что он (прошу простить за цитату) "Такой суперский... просто лапочка... я буду называть его медвежонком..." На этом месте меня чуть трижды не стошнило прямо на нее.
Жизнь била ключом. По ночам мы с Тапкиным любились в своей палатке под душераздирающие песни его поклонницы, днем она преследовала нас даже в очереди в био-туалет, а ближе к вечеру ошивалась вокруг костра.
Ее любовь продолжилась даже после фестиваля. Это были, пожалуй, самые трогательные ухаживания за моим Тапкиным на моей памяти. Она еще долго звонила ему и писала смс (и где она добыла номер?) о своей нежной любви. Но потом она сообщила, что встретила какого-то клевого парня, что заставило нас с Тапкиным даже погоревать один вечер и выпить вина по этому грустному поводу. Ведь мы вдвоем уже как-то прикипели к этой девчонке.

@темы: как это было, эти забавные люди, Тапкин