О жаре нынче пишут все. Люди делятся советами о мокрых простынях, бутылках со льдом, кондиционерах и ледяных обливаниях прямо на балконе. А вот мы с Тапкиным, воспользовавшись свободным временем, валяемся у воды, лениво почесывая пятки и переворачиваясь, чтобы не оказаться похожими на подгоревший бутерброд.
Тапкин читает Белую гвардию Булгакова и не реагирует на мои приставания. Заглядывю через плечо: "Сердце у Василисы остановилось, и вспотели цыганским потом даже ноги". Фух. Аж взмокла. Лениво отмахиваюсь от летающего вокруг овода и жую кукурузу. Попутно выкладываю на спине Тапкина камушками неприличное слово "снег", вероятно пытаясь воззвать к самовнушению. Пробежавший ребенок оросил нас горстью песка. Тапкин недовольно сплюнул и разгладил страницы книги. Следующий пробегающий из водяного пистолета окатил нас водой. Тапкин зашевелил губой (высшая степень гнева) и захлопнул книгу. Рыкнул. Потянулся. Закинул меня на плечо и потащил в воду...

@темы: Тапкин, как это было, наши странности, совместная жизнь